Байка про кризис, инфляцию и дефляцию.

В ПГТ Гадюкино есть две корпорации: "Гадюкинские Веники" и "Балалайки Гадюкино". Обе эти корпорации собираются выходить с IPO на местную биржу "Гадюкино Сток Эксчейндж" — ГСЭ. К тому же у нас в Гадюкино есть банк — "Первый Гадюкинский Банк" — ПГБ.

Допустим, у корпорации "Гадюкинские Веники" был удачный финансовый год и у нее на р/счете в Первом Гадюкинском лежит $1000, а у Балалаек год был так себе, поэтому в банковском счете живет таракан. Таким образом, доля наших двух корпораций в местной денежной массе составляет $1000. Для простоты будем считать, что это вообще все деньги в Гадюкино, т.е. денежная масса M3 равна $1000.

Первой на биржу выходит ОАО "Балалайки Гадюкино" с 1500 акций по $1. "Веники" берут в банке кредит в $950 — у банка ведь есть $1000, из которой он только 5% должен зарезервировать — и покупает 950 акций, в результате чего, цена акции "Балалаек" взлетает до $1.50. "Балайки" перечисляют вырученные на IPO $950 на свой рассчетный в ПГБ. Таким образом, денежная масса M2 увеличивается на $950.

Далее на рынок выходят "Гадюкинские Веники", тоже с 1500 акций по $1. "Балайки", не будь дураки, решают прикупить себе перспективных акций. Но деньги на счете нужны для развития балалаечного бизнеса. Поэтому "Балалайки Гадюкино" тоже берут в банке кредит в $900 — у ПГБ как раз было свободных $950 — и покупают вениковые акции. Цена акций "Веников" при этом тоже взлетает до $1.5. А сами "Веники" перечисляют вырученные $900 на р/счет в ПГБ — теперь у них на счете $1900, а денежная масса M2 Гадюкино составляет уже $2850 — $1900 на счете "Веников" + $950 на счете "Балалаек".

Воодушевленные удачным размещением, "Балалайки" решают провести допэмиссию, и выпускают еще 500 акций. Вошедшие во вкус "Гадюкинские Веники" бегут в банк, берут кредит в $855 под залог ранее купленных 800 акций "Балалаек" ценой в $1200, и покупают на них еще 570 акций "Балалек Гадюкино". Котировки "Балалаек" резко взлетают до $2.5, а вырученные от допэмиссии деньги снова поступают на балалаечный счет в банке, увеличивая Гадюкинскую денежную массу M2 до $3705. Теперь приходит очередь "Веников" делать допэмиссию, а "Балалаек" бежать в банк, брать под залог уже имеющихся акций кредит, и покупать новые акции, и увеличивать M2 до $4515.

Через две недели финансового расцвета Гадюкино, мы имеем следующую картину. Обе корпорации выпустили по 5000 акций, цена на которые была загнана ажиотажным спросом к $20 за штуку. Соответственно, капитализация обеих компаний составляет по $1 млн., на счете в Первом Гадюкинском у "Гадюкинских Веников" лежит $10,000, против $9,500 кредитов там же, на счетах у "Балалаек Гадюкино" — $9,000, против $8,500 кредитов. А Гадюкинская денежная масса M2 выросла за эти две недели с $1000 до $19,000 — в 19 раз. Директора корпораций до того возгордились, что уже брезгуют ходить в дачный сортир, и пишут в губернию, чтобы им прислали фаянсовые унитазы. Директор банка уволил инвалида письмоводителя и нанял вместо него секретаршей ядреную девку Матрену Калиткину. А директор биржи начал прикидывать, а не купить ли ему престижный велосипед Кавасаки, вместо пешкаруса.

Между тем, расцвет финансового дела в Гадюкино заслонил собой такие вздорные мелочи, как производство веников и балалаек для губернии. Через неделю балалечно-веничного голода, губерния взбунтовалась и направила в ПГТ инспектора, разобраться на месте, зачем происходит небрежение. Прибыв в Гадюкино, инспектор за 10 минут разобрался что к чему и, собрав у себя всю местную бизнес элиту, провел разъяснительную работу простыми и доходчивыми словами, самыми печатными из которых было "зачморю уе…в колхозных, бушлатом по зоне свиней собачих загоняю!".

Колхозная элита прониклась, пообещала немедленно исправиться, и кинулась исполнять. Для начала директора "Гадюкинских Веников" и "Балалаек Гадюкино" попытались скинуть небольшие пакеты еще незаложенные акций друг друга. Но остальные колхозники в это время пили свежий самогон, и понимания нужд финансовой системы Гадюкино не проявили, а кроме них покупать акции было некому. В результате, акции обеих корпораций рухнули с $20 за штуку до 20 центов за кило, а капитализация корпораций — с $1 млн. до просто $50.

Директор банка взвыл козлиным голосом — все обеспечение $18,000 кредитов исчезло в одну секунду. Немедленно вызвав участкового Гаврилу Дубину, он, с его юридического одобрения, арестовал счета обеих корпораций на общую сумму в $19,000. Следующий час директор Первого Гадюкинского провел кряхтя и жалуясь на обрушившуюся на него нищету, и чиркая в бухгалтерской книге слова "Безнадежный кредит — списан". В счет убытков он, естественно, оставил себе средства "Балалаек" и "Веников", а также их заложенные акции. Отправив бывших директоров корпораций чистить свинарник, директор Первого Гадюкинского, как новый владелец венично-балалаечной индустрии, нанял обратно инвалида псьмоводителя управлять обеими корпорациями за бутылку самогона в месяц. После чего клятвенно заверил губернского инспектора, что поставки веников и балалаек будут восстановлены в полном объеме, и представил твердые гарантии в виде большого свиного окорока и бутыли самогона, от чего инспектор утешился и убыл.

А что у нас с Гадюкинской денежной массой M2 в $19,000, которая грозила хлынуть на потребительский рынок? А где вы ее тут увидели? Всей денежной массы в Гадюкино осталось обратно $1000, причем лежат они в кармане телогрейки у директора банка.

 

 www.avanturist.org

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*